Познакомьтесь с дороти дридж

Book: Старые черти

познакомьтесь с дороти дридж

В присутствии Дороти Торп хозяин никогда не осмеливался связывать вечером, когда состоится очередная партия в бридж, произойдет большой взрыв и .. Сначала познакомьтесь с другими наследниками, — прервала его. La Sorellina:» "Познакомьтесь с Дороти Дендридж" отзывВсем привет! Беван, Энн Картер, Роберт Бенчли, Эл Бридж, Чарльз Бэйтс, Сьюзен Хэйуорд. Читать онлайн - Карнеги Дороти. Как помочь мужу преуспеть в деле мистер Уиггинс уйдет на пенсию», — небрежно бросает дама за игрой в бридж. .. Познакомьтесь с членами местной церковной общины, местных клубов и.

Они то и дело поглядывали на двери — не приехала ли. Это была она, Дена Нордстром собственной персоной, со свежим, цветущим, открытым лицом девушки со Среднего Запада и с улыбкой на миллион долларов. Вся толпа единым валом подалась к. Дена взошла на подиум с микрофоном и извинилась: Я весь год так ждала этого обеда, и вы не поверите, уже выхожу из дверей, а тут звонок.

Сестра звонит из самого Копенгагена и сообщает, что попала в больницу со сломанной лодыжкой. Они с мужем вчера пошли на вечеринку, где подавали непривычные для них крепкие напитки… В общем, если коротко, она не удержалась на деревянных сабо, и пришлось мне рыться по всем ящикам, искать ее страховку и диктовать номер, иначе ее не отпускали, а у них билет на самолет.

Так что прошу прощения… И вдруг она замолчала на полуслове. Почему все ее извинения так или иначе связаны с семьей? Ничего оригинального в этом нет, а кроме того, семьи-то у нее тоже никакой. Да объяви она, что зарубила топором шесть монашек, эти люди все равно простят.

Вот и теперь они радостно ринулись к ней, галдя, насколько красивее она в жизни, чем на снимках, и прося разрешения сфотографироваться с. Но она продолжала улыбаться. Тетя Элнер Элмвуд-Спрингс, штат Миссури 1 апреля Мак спустил воду в унитазе и открыл краны, чтобы убедиться, что все работает исправно. Норма хотела посоветоваться, не постелить ли новое покрывало, и позвала его из ванной. Мак пришел и взглянул на кровать. По-моему, лучше оставить все как есть, ничего не меняя.

После мест, где она жила, вряд ли ее впечатлит новое покрывало. Мы так и так не сравнимся со всеми этими новомодными гостиницами. Нужно только постараться, чтобы она чувствовала себя как дома, понимаешь, этого-то она нигде не найдет.

Ты об этом подумал? Но могу я по крайней мере постирать одеяло и белье? Это мне будет позволено? Они принялись разбирать постель.

Мол, подготовились, но недостаточно. Вдруг она решит, что мы не рады ее возвращению? Мак полез на подоконник. Мне просто кажется, мы должны жить обычной жизнью, не пытаться ничего изображать из. Разве не за этим она приезжает — освободиться от напряжения. Может, ей необходимо побыть в нормальном доме, поесть нормальную пищу, притормозить гонку жизни. Вдруг она подумает, что мы не желаем сделать для нее то же самое?

Попозже поднимусь и сделаю. Собери из ванной все полотенца, я не знаю, сколько они провисели.

Убийство в замке

И еще, дорогой, проверь, не покрылась ли плесенью занавеска на душе. Спускаясь вниз по лестнице, Норма воскликнула: Малышка велела никому не говорить о приезде. Думаешь, она и тетю Элнер имела в виду? Ни словом не обмолвилась. Если бы она хотела, чтобы мы сообщили тете Элнер, она бы сказала.

Позволь ей решать это самой. Норма загрузила в машину первую порцию стирки, добавила порошка, закрыла крышку и присела к мужу за кухонный стол. Представь, как ей будет обидно.

Норма встала и налила себе кофе. После того как она тут немного побудет, обустроится и все такое, я невзначай, очень естественно, как бы между прочим, скажу, знаешь, мол, Малышка, ты наверняка хочешь встретиться с тетей Элнер. Она очень расстроится, если вы не повидаетесь. Она так тобой гордится. Как увидит тебя на экране, всему городу хвастается: А потом, когда она решит к ней пойти, я позвоню тете Элнер и скажу: Мак выдвинул другое предложение: Вот тогда она точно удивится.

Норма глядела на мужа с неописуемым выражением.

  • Book: Старые черти
  • К сожалению, по вашему запросу ничего не найдено.
  • Book: Добро пожаловать в мир, Малышка!

Нельзя же просто постучать в дверь к девяностотрехлетнему человеку и заорать: Чудные выйдут у нее каникулы, не правда ли? И каково тебе будет жить с этим всю оставшуюся жизнь? Нью-Йорк 1 апреля Званый обед прошел хорошо. Были даже минуты, когда, улыбаясь и пожимая чьи-то руки, она в самом деле чувствовала интерес к тому, что ей говорили. Надо думать, благодаря чувству вины. Видели бы ее эти люди несколько часов назад, мертвецки пьяной. Они бы, наверное, в ужас пришли. Но внешне спокойная и уверенная, она едва держалась на ногах.

Желудок снова жгло, и каждая мышца болела, будто она упала с десятого этажа. Последние десять минут ее то и дело бросало в пот, а левое веко дергало тиком. Она села в такси и сказала: Улыбнулась и помахала рукой на прощанье. Когда машина свернула у парка, она чуть не застонала от облегчения. Наконец можно перестать улыбаться.

Теперь — домой, принять еще аспирина, еще валиума, выпить холодного пива, забраться в постель и спать. Еще немного продержаться — и. Но с таким водителем, как этот, продержаться оказалось не так-то легко. Он рывком газовал, бил по тормозам и дергал руль из стороны в сторону. Я только что перенесла операцию на бедре. Водитель лишь бросил на нее сальный взгляд, что-то буркнул на иностранном языке и продолжал дергать руль, рвать с места и резко тормозить. Буйволы в голове снова забили копытами.

Она сделала еще одну попытку: Она сдалась, откинулась назад и вцепилась в ручку двери. Боже правый, неужто в Нью-Йорке не осталось ни единого водителя такси, говорящего по-английски? Он не только не владеет языком, этот парень, он еще и злобный женоненавистник, это же очевидно.

Запах от него такой, что режет.

познакомьтесь с дороти дридж

Она доехала до угла Пятьдесят восьмой и Шестой, ибо у нее не осталось сил объяснять, как объехать квартал. Водитель заорал на нее на своем родном языке, швырнул на тротуар сдачу и плюнул. Отъезжая, он выкрикнул единственное английское слово, которое знал: На крик голова отозвалась болью, народ приостановился поглазеть на. Единственным утешением было то, что за спиной у нее раздалось несколько аплодисментов.

Открывая коробку с аспирином, заметила, что дрожат руки. Раньше такого не наблюдалось, и она испугалась. Вообще-то говоря, у нее всегда были стальные нервы. Но вскоре она отмела эту мысль. Ты просто устала, никакой ты не алкоголик, в последнее время у тебя сплошная нервотрепка. Да, в последнее время, то бишь в последние пятнадцать лет. Обычно она держала под контролем количество выпитого, но недавно заметила, что примерно раз в две недели слетает с катушек и напивается до бесчувствия, как прошлой ночью.

Потом просыпается с адским похмельем и клянется, что больше никогда в жизни этого не допустит. Наверное, это как с чайником. Слишком сильное давление внутри, и бывает нужно выпустить немного пара. Но похмелья становились все тяжелее, а она почему-то продолжала периодически напиваться. Карьера шла в гору, ее телешоу имело один из самых высоких рейтингов среди утренних программ.

Лучше просто некуда, если, конечно, не считать элитное вечернее время, но это может ждать ее в будущем, если дело и дальше так пойдет. Она наконец взяла верх над этим парнем из окружного суда. На это ушло лет пять, но она больше о нем не вспоминала. Я просто давно не отдыхала, вот и. А вообще я совершенно счастлива. Дена налила ванну, надеясь, что горячая вода утихомирит боль в теле. Направляясь в кухню за пивом, вспомнила: В ванне ей стало чуть. В том-то и проблема с алкоголем.

Такая красота, что поди удержись. И разве есть на земле место более притягательное и соблазнительное, чем элегантный коктейль-бар? Она поняла это в первый же раз, когда мамин друг привел ее, двенадцатилетнюю, в хорошее место. Дену сразу заворожили бесконечные ряды бутылок на стеклянных полках с зеркальной стеной позади, подсвеченное стекло, затаенное изумрудно-зеленое мерцание мятного ликера и ярко-красное — гранатового.

Она помнит даже мягкие роскошные ковры, маленькие розовые лампы на столах и приглушенный звук пианино в углу. Все было так по-домашнему. Тогда впервые она увидела настоящий джин с мартини. Она не просто жаждала схватить его и выпить, ей хотелось съесть и бокал, сжевать всю эту штуковину целиком.

Позже она испытала похожее чувство со скотчем. Само название уже было достаточно манящим, но когда густую, яркую, цвета растопленной карамели жидкость налили в невысокий, крепенький стакан с толстым дном, она представила, что на вкус это должно быть в точности как жидкие ириски. Когда же ей наконец выдалась возможность попробовать мартини, первый же глоток ударил ей в голову. Оно было таким крепким! И какое удивление ждало ее, когда оказалось, что скотч больше напоминает по вкусу йод, чем ириски.

Два великих разочарования в жизни. Прошлая ночь была исключением. Она пила только тминную водку с пивом вдогонку, потому что так любит Джей-Си и потому что официанты ужасно смешно приносят леденющие бутылки и наливают. Верит всему, что она говорит. Такой славный парень, с ним весело, можно брать его в любые компании, по-настоящему хороший человек, и так ее любит, что позволяет делать все что заблагорассудится. Временами она действительно рада его видеть. Но в основном он ей нужен, чтобы другие не приставали.

Есть и еще причина, почему она его не гонит. Не любит, вот почему, и это ее вполне устраивает. Не нужна ей никакая любовь. Любовь затащила ее за кулисы и крепко поколотила. Ее угораздило втюриться в прилизанного красавчика, болтуна-лоббиста Вашингтона, и ничего из этого не вышло, кроме разбитого сердца и долгой печали. Она была без ума от него, годами ждала, что он позвонит, что приедет, ловила его на вранье.

Клялась больше не видеться, но всякий раз принимала обратно. Любовью то было или умопомрачением, но теперь все прошло и она больше не желала играть роль в подобном спектакле. Сейчас она совершенно счастлива в роли любимой, а не любящей, и пусть так все и остается. Секс — возможно, дружба — да, но любовь —. Если она когда-нибудь заметит, что к ней приближается любовь, она перейдет на другую сторону улицы.

К тому же она больше не позволит чему-то или кому-то становиться между ней и ее работой. После ванны она забралась в постель и набрала номер Джей-Си, но его, к счастью, не оказалось дома. Вероятно, пошел в спорт-бар посмотреть футбол, так что можно спокойно оставить сообщение на автоответчике. Она начала припоминать, что звонила кому-то в шесть утра, когда ничего не соображала.

Волна жара бросилась в голову. Ой, только не говорите мне, что я им позвонила, скажите, что нет, не могла же я быть такой дурой. Но в глубине души она знала, что могла, очень даже запросто. Она, бывало, уже звонила людям, а потом забывала. Она не хотела об этом думать, поэтому укрылась электроодеялом с головой и уснула. Дена проснулась в 4 утра в понедельник, отдохнувшая, но с легким чувством вины. Она проспала всю субботу и воскресенье. Приняла душ, оделась и была готова к тому, что в пять за ней приедет машина и отвезет на студию.

Ей нравился город в этот утренний час. На улицах тихо и почти пусто, лишь запоздавшие гуляки спешат домой после длинной ночи. Вон парочка пытается поймать такси, женщина до сих пор в коктейльном платье с блестками, мужчина в твидовом костюме без галстука. Шестая авеню кажется длинной и широченной, как футбольное поле, но скоро заполнится машинами и людьми, и к концу рабочего дня дома словно придвинутся на двадцать гигантских шагов к середине улицы. Дена вошла в здание телестудии.

Об этом говорило все — от фресок на стенах до стука ее каблуков по мрамору, когда она шла по пустым залам к гладким латунным лифтам, которые за пять секунд вознесут ее на двадцать шестой этаж. Единственный побочный эффект от потерянных выходных — слегка припухшие глаза от пересыпа, но гримерша Магда все поправит, положит, как обычно, на веки пакетики со спитым чаем и заставит сидеть так десять минут.

Интервью с Хелен Герли Браун прошло очень удачно. Она почти не вспоминала ту долгую безумную ночь, пока не открыла почту и не увидела письмо, пришедшее во время ее эфира: Малышка, мы очень рады, что ты возвращаешься домой!

КиноПоиск — Все фильмы планеты

Пожалуйста, не забудь сказать, каким рейсом прилетаешь, чтобы мы тебя встретили в аэропорту. Элмвуд-Спрингс — всего лишь городок, в котором она недолго прожила, будучи ребенком. Там похоронены ее отец и бабушка с дедушкой, но, не считая данного факта, ее ничто не связывает с этим местом, в памяти сохранились только обрывки смутных воспоминаний.

Она даже не понимает, где он, этот городок. А Норма и Мак? Она не вспоминает о них годами, почти не знает. Даже не помнит, каким родством они связаны. Вроде как Норма ее троюродная или четвероюродная кузина, что. По сути, совершенно чужие люди. Норма и Мак — славные, но виделись они всего раз, и было это незнамо сколько лет назад, когда они на несколько дней приезжали в Нью-Йорк.

Хоть они и славные, но ей от этого было не легче. Ее друг после шоу провел их за кулисы, где они познакомились со звездой и получили фото с автографом. Дена была в недоумении. Почему из всей адресной книги она решила позвонить именно им? Может, потому что ей снова приснилась мама и этот дом; а может, виновата тминная водка.

Какова бы ни была причина, но теперь она не представляет, как из этого выпутаться. Маку сказала, что просто вот захотелось ей отведать чего-нибудь новенького для разнообразия, но на самом деле она проводила испытания блюдам, которые собиралась готовить для Малышки.

Она знала, что Мак все понимает, но подыгрывает. Ему подали следующие кушанья: Все выдержало испытания, за исключением турнепса. После этого Мак с трудом мог шевелиться и перетек в гостиную смотреть телевизор. Норма в кухне наблюдала, как новый измельчитель мусора уничтожает остатки турнепса, когда зазвонил телефон. Через пять минут Норма вошла в гостиную с удрученным видом, села напротив Мака и сказала: Заказала билет на последний рейс до Канзас-Сити, чтобы позвонить нам из аэропорта в Нью-Йорке, чтобы мы точно знали, во сколько она прилетит.

Она собрала чемодан, взяла билет, вызвала такси и шла к двери, уже в холле была, и тут зазвонил телефон. И она сказала, что готова себя убить за то, что вернулась и взяла трубку. Потому что, представь, это оказался ее босс, он был в панике, поскольку они договорились об очень важном интервью, причем в другом городе, но репортера, который должен был его проводить, внезапно свалил приступ малярии, и теперь ехать некому.

В общем, у нее нет выбора, поскольку в аэропорту уже ждет самолет. Благослови ее Бог, удивительно, что она успела нам позвонить, прежде чем ее выдернули в Сибирь. Хорошо, конечно, что позвонила, я хоть напомнила ей, что надо взять пальто. А то заявишься туда, а там буран, и что делать, до смерти замерзнуть? У кого это она, интересно, собирается брать интервью аж в Сибири? Говорит, это настолько важно и, очевидно, секретно, что ей даже не сообщили. Благо у нее уже собран чемодан, правда, вещи-то она брала легкие, здесь у нас тепло.

Хорошо, что я заставила ее взять теплое пальто. Мак встал и стащил с полки большой зеленый атлас Коллера. Стала бы я иначе говорить ей про пальто? Я бы не посоветовала ей тащить тяжелое зимнее пальто в Сицилию или Сардинию, я понимаю разницу между Сардинией и Сибирью. Патриция посчитала христианским долгом осенить себя крестом. Такому убийце, как Фишер, можно разрешить все, потому что он по натуре преступник.

Но даме вашего положения не должны приходить в голову такие мысли. Так можно однажды ночью и сгореть заживо.

Я ответила, что. Он так ехидно ухмыльнулся, как будто думал, что у меня их целый ящик. После этого он пошел в свою каморку, я за. Что же я увидела через замочную скважину? Он взял лист бумаги и свернул его в конверт с такой быстротой, что у меня перехватило дыхание.

С такой же ловкостью он склеил. Тогда я сказала себе: Мне кажется, это слишком надуманно. Лицо его вдруг перекосилось, стало угрюмым, полным ненависти, как будто он хотел откусить у кого-то палец. Наверно, у тюремного надзирателя. А цвет его лица? Очищенная картофелина и та содержит в себе больше крови, чем. Это результат, что он многие годы не видел солнца и света. И тут она сказала фразу, от которой лицо Патриции побелело и превратилось в очищенную картофелину: Мы должны все выяснить.

Глубоко вздохнув, будто она идет на плаху, Патриция вышла из зала и вскоре вернулась с Фишером. На Фишере был серый жилет и серые брюки, его черные с проседью волосы были тщательно расчесаны на прямой пробор. Вообще он больше походил на степенного дворецкого, нежели на копающегося в земле и цветочной тле садовника. Дороти ткнула пальцем в лист бумаги, который она положила на стол: Фишер свел на лбу свои черные брови.

Патриция прижала правую руку к сердцу, когда он бросил быстрый и, как ей показалось, угрожающий взгляд в ее сторону. По его бескровным губам скользнула злобная улыбка. И действительно, не прошло и трех секунд, как лист бумаги превратился в конверт. Я мог бы, если мне любезно разрешат, показать также, как в считанные секунды клеят пакеты и другие бумажные изделия. Фишер повернулся к Патриции Хайсмит и спросил в свою очередь: Фишер не удостоил ее больше вниманием.

Перед ужином я обычно прочитываю несколько страниц Библии. Патриция опустилась на стул, достала носовой платок и начала сморкаться, что было признаком того, что слезы уже дошли до кончика носа и только благодаря железной выдержке ей удавалось сдержать рыдания.

Я обладаю здоровым чутьем. С заходом солнца стало так же прохладно, как было утром, и она приказала Патриции зажечь в спальне камин. Вечером Дороти отказалась от обычной игры в карты и сразу же удалилась в свою комнату.

В Уолсе она приобрела несколько книг и собиралась почитать в тишине. Настроение у нее было чудное. Ей казалось, что стоит лишь глубоко втянуть в себя воздух, чтобы сразу же стать невесомой и вылететь через окно на улицу. Так легко было у нее на душе. Вскоре Дороти легла в постель и погрузилась в глубокий, здоровый сон человека, совесть которого не отягощена грехами, даже если он и совершил проступки, которые не согласуются с десятью заповедями и тринадцатью тысячами семьюстами восемнадцатью параграфами английского уголовного кодекса.

Ей снилось, как покойный муж щекотал в ее носу ершиком для чистки трубки. Хихикая, он говорил, что его смерть обойдется ей дорого. Несколько раз чихнув, она наконец проснулась. В комнате стоял едкий дым. И не успела она еще прийти в себя, как в углу, где находился камин, раздался страшный грохот. В него свалились камни. Тлеющие угли глядели из темного угла, как злые глаза, язычки красного пламени разгорались, сливались и ползли все ближе к кровати Дороти. Не понимая, что происходит, она уставилась на огонь.

Наконец, придя в себя, выпрыгнула из кровати и побежала к двери, судорожно нащупывая ручку и ключ. Наконец ей удалось обнаружить ручку, но ключа на месте не. И как она ни дергала, дверь не открывалась.

Дороти начала барабанить кулаками по двери, кричать во весь голос, но никто не откликнулся. Между тем пламя уже лизало сервант слева от камина, загорелась портьера. Страшная мысль осенила Дороти: Дороти метнулась к окну и открыла. Воздух освежил ее, но а помог разгореться пламени, которое разрасталось с угрожающей быстротой.

Помещения старого замка были в основном отделаны деревом, и поэтому не потребовалось бы и получаса, чтобы он весь сгорел. Дороти снова закричала, но ответом было безмолвие. До земли было метров шесть-семь, Дороти влезла на подоконник и хотела спрыгнуть вниз, но, взглянув на землю, поняла, что окончательно погибла. Под окном лежала борона, зубцы которой, словно зубы акулы, только и ждали.

Ведь борона обычно лежит у ворот, мелькнуло у нее в голове. Как же она оказалась под моим окном? Ей показалось, что она слышит далекий шум мотора. Треск горящего дерева заставил ее оглянуться. В багровом отблеске огня она увидела человека, который назывался Фишером и служил у нее садовником.

познакомьтесь с дороти дридж

На нем была длинная ночная рубашка, но, как всегда, он был полон достоинства. Даже пожар не мог вывести его из равновесия. Повернувшись к Дороти спиной, он ушел, оставив ее у окна. Когда Фишер вновь появился с пальто через руку, она хотела броситься к. Полкомнаты было объято огнем, но Фишер не спеша подошел к Дороти и протянул ей пальто. После того, как она накинула его поверх легкой ночной рубашки, Фишер взял ее на руки и вынес, как будто она была напольными часами или другой мебелью.

Когда Дороти, еще не совсем придя в себя, вошла в зал, там уже были пожарники, которые раскручивали шланг, чтобы подобраться к очагу пожара. Патриция спала в своей комнате, возле кухни, заткнув уши воском, потому что не выносила шума. Она не слышала, как Дороти звала на помощь. Наконец, проснувшись, она повела Дороти на кухню, заварила ей горячий мятный чай и положила к ногам бутылку с горячей водой. Дороти не слушала. Мысль о том, что сталось бы с ней без помощи Фишера, не покидала. Удивительно, что камин давно не обрушился.

Дороти ответила язвительно, что лишь завтра она получит в наследство необходимые средства, чтобы капитально отремонтировать замок. И тогда она, конечно, пригласит его проверить все камины и трубы. Капитан не нашелся что ответить, отдал честь и вышел. Судя по шуму моторов, пожарные машины уехали. Дороти и Патриция остались на кухне, Фишер что-то делал на первом этаже.

В этом убийце-поджигателе вы узрели своего ангела-спасителя! Вы знаете, нечему так быстро приехала пожарная команда? Я, правда, всего лишь бедная, несостоятельная вдова, однако последнее время я догадывалась, что это чудовище замышляет что-то недоброе.

Я пыталась понять, что бы это могло быть, и мне стало ясно, что такой убийца-поджигатель, как он, способен на. Я позвонила своему племяннику Патрику и рассказала ему, что какая-то фигура в темном уже несколько дней бродит вокруг замка. Патрик в бинокль наблюдал за замком и сразу же известил пожарных. Ведь она всегда стояла у парапета.

Лучше бы вы шли спать. Дороти пропустила совет мимо ушей и вместе с Патрицией через черный ход вышла во двор. Она не поверила своим глазам.

Бороны под окном не было, хотя она могла поклясться, что видела ее. Борона была на своем обычном месте! ГЛАВА ТРЕТЬЯ, в которой замок Карентин становится местом нашествия крайне странных фигур, которые, к раздражению его хозяйки и ее экономки Патриции Хайсмит, этой бедной вдовы, хотят поселиться в замке на длительное время На следующий день опять светило солнце, и прошлая ночь показалась Дороти лишь страшным сном.

Только неприятный запах пожарища убеждал ее в том, что события этой ночи были действительностью. Она тщательно приоделась, никто не должен был заметить, что пережитая опасность сильно отразилась на. В тот момент, когда она собиралась взяться за второе яйцо, из-за куста вынырнул высокий человек лет шестидесяти, типичная карикатура на бывшего офицера колониальных войск.

Он выглядел так, как и должно было быть: Войдя на террасу, он несколько раз многозначительно хмыкнул, затем крякнул и поклонился, как деревянный солдатик, так что, казалось, был слышен скрип его позвоночника. Молча наблюдавшая за ним Дороти почувствовала, как в ней заговорило седьмое чувство. Несмотря на только что выпитый горячий кофе, она ощутила в животе странный холодок. Ее губы сжались в тонкую нить. Полковник рассмеялся и многозначительно сказал: Таких типов, как вы, я не выношу.

В 11 часов прибудет адвокат для передачи мне наследства. Дороти Торп никогда за словом в карман не лезла, но здесь она потеряла дар речи. Придя в себя, она обрушила на Декстера гром и молнии: Ну, а теперь убирайтесь отсюда, иначе я спущу на вас собак.

Дороти, взяв два пальца в рот, издала такой пронзительный свист, что смолкли не только радостно щебетавшие птицы, но вздрогнул и полковник. Не обращая внимания на полковника, Дороти скомандовала: У них на совести по крайней мере восемь человек, которым они перегрызли горло. Об этом сказано в их родословной.

Полковник, на совести которого, вероятно, было больше восьми человек, не стал ждать появления трех бестий. Он попятился назад, затем резко повернулся и помчался к воротам, словно собаки уже хватали его за тощий зад. На террасе появилась Патриция, удивленно спросив: Полковник произвел впечатление весьма изысканного человека, когда интересовался вами.